Толерантность

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Толерантность в действии. Разгон митинга памяти жертв терактов 11 сентября политкорректными властями, чтобы не обидеть мусульманских нелегальных мигрантов. Брюссель, Бельгия. 11 сентября 2007 года.

Толера́нтность (лат. tolerantia — терпение, способность переносить).

  • Противоестественное, иррациональное поведение человека или общества, выражающееся в терпимости к нарушению принятых в обществе этических норм, традиций, к попранию его ценностей, а также к навязыванию чуждых этических норм, традиций и ценностей.
  • В фармакологии: способность переносить воздействие лечебных доз лекарств без заметного терапевтического или токсического эффекта.

Толерантность и терпимость

Ключевым отличием понятия «толерантность» от понятия «терпимость»[+?] является её разрушительный по отношению к нации и к государству характер: если терпимость служит сплочению нации, то есть предназначена для отбрасывания в сторону несущественных различий между индивидами и группами индивидов с целью объединения их на основе общих этических норм, традиций и ценностей, то толерантность занимается уничтожением всего того, что служит сплочению индивидов в нацию и составляет национальную идентичность, то есть в конечном итоге имеет своим предназначением ликвидацию самой нации. Там, где начинается терпимость к разрушению устоев нации, там начинается толерантность.

Хотя толерантность подаётся как простая терпимость к культурным различиям (к чужим мнениям, верованиям, поведению), в действительности под лозунгами толерантности сейчас ведётся пропаганда терпимости коренных народов России к разрастанию этнической преступности (террор мирных жителей, торговля наркотиками, работорговля, грабежи, изнасилования и так далее), к завоеванию иммигрантами всех жизненно важных сфер, в том числе к вытеснению прежних хозяев с законных земельных территорий.

Терпимость – это сдержанность к чужим порокам. Толерантность – это радушный прием чужих пороков, неспособность видеть в них пороки, принятие их как модели поведения. Терпимость к чему-либо всегда уравновешена нетерпимостью к иному предмету. Толерантность ничем не уравновешена, она самодостаточна, и потому являет собой зловещую мутацию идеи терпимости, снисходительности, мирного сосуществования.

Национализм и обострение толерантности

Отличным лекарством от толерантности общества является национализм.

В нынешних обстоятельствах рост националистических настроений неизбежен, что показывают последние события, когда власть начинает бороться с фантомом «русского фашизма», не позволяя русским людям объединяться по национальному признаку. Такое поведение, по всей видимости, является знаком обострения всех болезней современного общества — либеральной демократии, толерантности и т. д. При этом уместен именно термин «обострение», которым обозначают ведь и кризис болезни, предшествующий выздоровлению. Именно «обострение демократии» в России наблюдается последние 15 — 20 лет. А в последние годы ещё добавилось «обострение толерантности».

Обострение этих российских болезней сопровождается характерным комплексом симптомов: геноцидом коренного населения (прежде всего русского), вывозом из страны материальных ценностей, уничтожением армии,[1] захватом власти и средств массовой информации представителями некоренных национальностей, и т. д. Налицо упадок государства, то есть его болезнь. Национализм же, напротив, есть здоровая защитная реакция общества, ответ его иммунной системы на болезнь, так как национализм противостоит упадку и разрушению. Именно националисты выступают против «болезни государства», ставя своей целью его возрождение (в том числе — увеличение рождаемости коренного населения, восстановление обороноспособности, национализацию награбленного и т. д.). Нынешняя же власть считает, по-видимому, наоборот — для неё возрождение России является болезнью. Поэтому она и проводит последние 15 лет своеобразную «интенсивную терапию» России «демократией» и «толерантностью» — и притом, к сожалению, вполне возможно констатировать, что такое «лечение» ужé достигло определённых успехов.

Позиция Русской православной церкви

И. о. секретаря по взаимоотношениям церкви и общества Отдела внешних церковных связей (священник Георгий Рябых) указывает, что «Заимствованный у Запада термин толерантность имеет много значений, свои плюсы и минусы. Но не может не беспокоить, что зачастую под ним понимается нравственный нигилизм, индифферентность к различным порокам, религиозной истине, к тем ценностям, которые веками формировались в стране». По словам священника, «безразличие, которое нередко связывается с понятием толерантности, является неприемлемым, потому что христианство говорит об активной позиции человека, в том числе гражданской, о борьбе с грехом, в отстаивании истины», «это тот случай, когда вместе с заимствованием вербальным мы заимствуем и смысл, который не связан с нашей национальной традицией».[2]

Епископ Пермский и Соликамский Иринарх выступил с инициативой бойкота уроков толерантности в школах региона, отметив, что сегодня слово толерантность означает «полную обреченность людей воспринимать без сопротивления во всех сферах общественной жизни все без исключения явления мира сего… включая всякую гадость, которые не соответствуют их нравственным и культурным представлениям и традициям». Владыка призвал всех сограждан, в особенности родителей, бороться с попытками привить детям и молодёжи идеологию толерантности.[3]

Мнения о толерантности

НАТАЛЬЯ НАРОЧНИЦКАЯ, президент Фонда исторической перспективы

Меня учили не «толерантности», а тому, чтобы быть нетерпимой ко злу, несправедливости и лжи. А еще ко всему тому, что противоречит нашей культуре. Меня учили отстаивать свою правоту, и я не могу понять, что такое толерантность. А если человек примиряется с любыми воззрениями, это и есть так называемая теплохладность, о которой говорится в Апокалипсисе. То есть человек не горяч и не холоден, и это равнодушие — последняя стадия перед царством зверя.

СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО, писатель

Я им это не объясняю, потому что считаю, что толерантность в современных формах — это некий перегиб. В том, что сегодня считают толерантностью, нет ничего хорошего, потому что под ней понимают полнейшее приятие этических и моральных тенденций общества. По-моему, это нехорошо, ведь у людей должны быть свои убеждения и свое мнение: что такое хорошо и что такое плохо. А относиться ко всему с пониманием и говорить, что все имеет право на существование, по-моему, абсолютно неправильно. Всегда надо отделять хорошее от плохого. Например, если вспомнить так и не разрешенный марш сексуальных меньшинств в Москве, так это просто не дали возможность нескольким людям сделать себе политический капитал и пошуметь. Я не считаю, что наше общество должно без разбору принимать все, что существует в мире. Например, что нужно устраивать на площадях заклание жертвенных животных, что нужно маршировать сексуальным меньшинствам и так далее. В первую очередь должно быть уважение к чувствам большинства населения. Если большинство народа у нас не хочет, чтобы по улицам ходили трансвеститы, то трансвеститам следует уважить мнение большинства. Вот и будет демократия, а не толерантность, потому что демократия — это мнение большинства. А толерантность — это от лукавого.

ЯРОСЛАВ ТОМАСЕВИЧ, польский публицист

Человеку, потерявшему корни, все культуры одинаково чужды и безразличны, поэтому в этом случае следует говорить не о толерантности, а о недостатке собственной идентичности.

Ссылки

Примечания

См. также в других словарях Традиции